Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

размышление

Музей няни Пушкина - Арины Родионовны.

Проводила на днях мероприятие по Пушкину и узнала о том, что есть такой музей.

Оригинал взят у tanya_mass в Музей няни Пушкина - Арины Родионовны.
В Кобрино сохранилась уникальная постройка - крестьянская изба, построенная в конце XVIII века и связанная с жизнью няни Пушкина Арины Родионовны, ныне - музей.

Небольшой деревянный домик, что стоит у самой дороги, проходящей через деревню Кобрино, стал любимым местом туристов. На протяжении двух веков был он тесно связан с жизнью няни А.С. Пушкина - Арины Родионовны, ее семьи и потомков.

Эти места - родина Арины Родионовны. Она родилась 10 апреля 1758 года в соседнем селе Воскресенском в семье крепостных А.П. Ганнибала - Родиона Яковлева и Лукерьи Кирилловой. В возрасте 10 лет лишилась отца, который умер, оставив семерых малолетних детей. Нелегка была жизнь осиротевшей семьи. С малых лет познала Арина Родионовна тяжкий труд и нужду. Выйдя замуж за крепостного Федора Матвеева, в 1781 году переехала к мужу в деревню Кобрино и прожила здесь 16 лет. Поначалу своего дома новобрачные не имели и лишь в 1795 году стали жить отдельным домом. В это время Арина Родионовна была взята няней в дом Пушкиных, но неоднократно возвращалась в Кобрино, где жила ее семья.






Имя Арины Родионовны навсегда и неразрывно связано с именем А.С. Пушкина. Она была первой слушательницей многих его стихов. Ее доброта, человечность, ее пословицы и поговорки, сказки и былины нашли отражение в творчестве поэта. Многие сказки, записанные со слов няни, легли в основу произведений Пушкина. Среди них сказки «О царе Салтане», «0 попе и работнике его Балде» и др. Немало стихов посвятил поэт Арине Родионовне.
Вплоть до времени открытия в 1974 году музея в доме жили потомки Арины Родионовны, храня память о простой крестьянской женщине, друге великого поэта.

В «Домике няни» воспроизведено убранство крестьянской избы конца XVIII - начала XIX века. При входе - русская печь, рядом, за холщовой занавеской, - кровать, здесь же подвесная детская люлька, простой стол с посудой из дерева, глины и бересты. Широкие лавки, сундуки и другие предметы домашней крестьянской утвари. В углу иконы и лампадка. Любовью народа создан этот музей, все его экспонаты - дары почитателей великого русского поэта


.Адрес музея
«Домик няни А.С.Пушкина»: Ленинградская область, Гатчинский район, дер. Кобрино.
Тел.: (81371) 5-85-10.
Транспорт: из С.-Петербурга - электрички с Балтийского вокзала до станции Прибытково, далее 500 метров пешком; из Гатчины - автобус № 534 с Варшавского вокзала.

Музей открыт ежедневно, кроме понедельника и вторника,
с 10 до 16 часов.


Анна Ретеюм. "Воздушный замок атомного взрыва", или Готические черты поэзии Юрия Кузнецова

1226339570_f38f3af331c1e078dae317503f5b202c
Отрывок из статьи:
"Русское имя Юрий Кузнецов и слово «готика», не будем лукавить, плохо сочетаются, ибо в изучении его творчества слишком весомы теоретические выкладки самого автора – известно, что он блестяще высказывался о сущности поэзии, в том числе и собственной. Это породило, на мой взгляд, очень серьёзную методологическую трудность: Юрий Кузнецов – прежде всего поэт, и суждения его пронизаны поэтическим субъективизмом, следовательно, для науки не подходят. Да, он впитал славянскую мифологию, да он мыслил мифопоэтически, но не рассматривать же его наследие в контексте общинно-родовых отношений! Поэзия Юрия Кузнецова важна для мировой культуры, следовательно, это и есть верный контекст изучения его стихов.

Первоначально определение «готический» возникло в культурном пространстве как ругательное, означавшее архаичный, странный, нескладный, варварский, безобразный . Именно такими эпитетами пытался наградить солнечный итальянский вкус новации северо-французских и немецких зодчих. Как известно, позднее готический стиль победно охватил не только европейскую архитектуру, но и все виды изобразительного искусства, а в ХVIII – ХIХ веках объявился на законных правах и в литературе. Сначала готика противопоставляла себя официозу романского стиля, а потом – рационализму просветительства и, самое главное, неизменно выступала как мощное новаторство. Однако всмотримся в природу знаменитой «новинки».

В основе готического стиля полагается мистическое переживание сущего, что задаёт особые, несоразмерные с человеком пропорции. Они формируют идею бесконечности – когда мы созерцаем высоченные своды, сложнейшие галереи построек или наполненные таинственным смыслом аллегории и символы литературных произведений.

Готика соединяет современные концепты с мифами угрюмых предков, и поэтому в зодчестве появляются колонны и арки, подобные лесным сводам друидов, явно нехристианские скульптуры химер, в литературе – кельтские и скандинавские образы древности. В отечественной готической традиции использовались разнообразные «источники» архаического – и сплав северо-европейского мифа с русским в балладах В.А. Жуковского («Светлана», «Лесной царь» и др.), и малоросский фольклор в повестях Н.В. Гоголя («Вий», «Страшная месть» и др.), и чисто русские ужасы у А.А. Бестужева-Марлинского («Страшное гадание»).

Но, пожалуй, самый важный атрибут готики – это сосредоточенность на смертности человека и на смерти вообще – так, храмы похожи на небывалые, гигантские саркофаги, картины живописуют натурализм мученичества, искусство слова не обходится без образов мертвецов, теней, привидений.

Ключевым для понимания художественного мира Юрия Кузнецова является, на мой взгляд, стихотворение «Пульс», в котором проступили многие черты, свойственные «чёрному стилю»: соответствующий пейзаж и потусторонние персонажи, натурализм страдания и образ смерти-пустоты:

А вот и он…И я не без тревоги
Ступил ногой на одичалый брег.
И врач повёл, но шли мы без дороги.
Унылые места. Болота, снег.

Полярное сияние широко
Тут разрывает плотный зимний мрак.
Глазам открылся далеко-далёко
Угрюмый покосившийся барак.

Внутри обломки нар и гниль подстилок
И пустота…Мы вышли до костей.
Все черепа прострелены в затылок.
Из дыр торчит бесцветный мох скорбей.

Ужели этот мох едят олени?..
Засеребрились мёртвые холмы.
И горестные призрачные тени
Нас обступили: – Люди, это мы!

– За что вас так? – За что? А мы восстали.
Мы тоже люди, тоже соль земли.
Охрану взяли. Но такие дали
Преодолеть живыми не могли.

– Прощайте! – тень нам протянула руку.
Врач эту руку выше кисти взял.
– В ней бьётся пульс, передающий муку…
Они мертвы и живы, – так сказал…

В этом произведении автор не связывает абсолютную смерть с убиенными, и если сопоставить «призрачные тени» с мифологическими представлениями славян, то, увы, несчастные попадают в разряд нежити – умерших неправильно и потому неупокоенных. Юрию Кузнецову в общем-то ничего не стоило представить их мирными посланцами с того света, вознаграждёнными за муку вечным блаженством. Но поэт сознательно нарушает правило «золотого сечения», продолжая нагнетать мрак, отказываясь, таким образом, от классической традиции гармонии в пользу готических аффектов. Посещение северного острова Вайгач, страшная тайна, открывшаяся лирическому герою напоминает ситуацию в одном из первых «чёрных» произведений в России – «Острове Борнгольм» Н.М. Карамзина, когда любопытный путешественник покидает суровую землю, отчаянно сострадая безнадёжному положению таинственных незнакомцев.

Важно понять, что не было бы никакой готики, если б в основу легла праздничная мифология античности – но из-за того, что архаика «севера» и славян эмоционально противоположны жизнелюбивой игривости греков и римлян, мы видим именно готическое своеобразие этого стиля.

Если же кому угодно погрузиться этнические дебри, то из истории известно, что готы были не только близкими родственниками кельтов, но и венедов – балтийских предков славян. Более того, нашим прародителям пришлось долгое время жить бок о бок с этими скандинавами. Восточно-европейские готы основали черняховскую культуру, названную в честь городка под Киевом – многие историки признают, что она внесла весомый вклад в развитие культуры Киевской Руси.

Как видим, взятая за основу литературного произведения древняя русская мифология синтезирует (вкупе с мистикой и образами смерти) образцовое готическое мироощущение в противовес жизнеутверждающим гимнам античности. Недаром некоторые произведения Г.Р. Державина, А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова и многих других великих литераторов ХVIII- ХIХ веков оказались под художественным влиянием «кельтского родственника» славян – сурового и воинственного барда древности Оссиана.

Мрачноватые глубины мифологического сознания наших предков ничуть не уступают северо-европейским, и это видно из самых ранних фольклорных свидетельств – волшебных сказок..."

Источник:Готические черты поэзии Юрия Кузнецова (Анна Ретеюм) / Проза.ру...
proza.ru›2009/08/29/1108
размышление

Акварели Волошина

54447263_image00004

10541
Это стихотворение Марии Петровых было написано в день смерти Волошина вдали от Коктебеля, еще не знавшей об этом поэтессой.


О как молодо во́дам под кистью твоей,
Как прохладно луне под спокойной рукой!..
Осия́нный серебряной сенью кудрей,
Возникал в акварелях безсмертный покой.
Я всем телом хотела б впитаться туда,
Я забыла б свой облик за блик на песке.
Лёгкий след акварели, сухая вода,
Я пила бы на этом бумажном листке.
И, влюблённо следя за движением век,
Озарённая ласковым холодом глаз,
Поняла б наконец, что любой человек
Этот призрачный мир где-то видел хоть раз.
Но когда? Я не знаю, и вспомнить не мне.
Это было в заоблачной жизни души,
А теперь — еле брезжит, чуть мнится во сне…
Ты, безстрашно прозревший, свой подвиг сверши.
Воплоти, что в мечтаньях Господь созерцал:
Бурногорье, похожее на Карада́г,
Где вода словно слиток бездонных зерцал,
Где луна лишь слегка золотит полумрак.
Ты заблудшую душу отчизне верни,
Дай мне воздухом ясным проникнуть везде.
Я забуду земные недолгие дни,
Я узна́ю безсмертье на лёгком листе.


<11 августа 1932>,
Звенигород
размышление

О том, как Петрарка доказал подлинность «Слова о полку Игореве»

Оригинал взят у kazaktmo в О том, как Петрарка доказал подлинность «Слова о полку Игореве»
Оригинал взят у sergeytsvetkov в О том, как Петрарка доказал подлинность «Слова о полку Игореве»
Книги, как и люди, имеют свою судьбу.
Великий итальянский поэт и гуманист Франческо Петрарка (1304-1375) однажды купил по случаю «Codex Cumanicus» — словарь половецкого языка, составленный в конце XIII века и отредактированный около 1303 года каким-то средневековым монахом-эрудитом из ордена францисканцев в Кафе (название «Codex Cumanicus» ввёл венгерский учёный Г. Куун; полное название кодекса — по одной из первых фраз — «In hoc libro co/n/ti/ne/ntur P/e/rsicum et Coma/n/icum p/er/ alfabetum»:«Эта книга содержит персидский и команский языки по алфавиту»). Словарь предназначался западноевропейским купцам и миссионерам. Ставя этот раритет на полку своей библиотеки, Петрарка, конечно, и не подозревал, что тем самым спасает литературную честь своего гениального собрата по перу, автора «Слова о полку Игореве».

Рукопись «Слова о полку Игореве» попала в руки ученых только в 1792 году — это была случайная находка одного из любителей древности, обер-прокурора Синода графа А. Мусина-Пушкина. К счастью, с нее догадались снять типографскую копию, ибо уже через каких-нибудь двадцать лет драгоценная рукопись сгорела в Москве, во время пожара 1812 года.

Но злоключения поэмы на этом не закончились. Вскоре после утраты оригинала рукописи появились сомнения в ее подлинности. Поэму называли кустом роз среди ржаного поля. Слишком уж высокий культурный уровень демонстрировал ее безвестный автор. И многие видные ученые склонялись к тому, что «Слово» является литературной фальсификацией, подделкой XVIII века.

Collapse )
размышление

Зачем нужно было бить баклуши и толочь воду в ступе.


Оказывается, издавна у славянских жрецов было три самых важных дела – толочь воду в ступе, писать вилами по воде и бить баклуши.



  Каждый из нас наверняка хотя бы раз слышал эти поговорки. Собственно, поговорками эти словосочетания стали в то время, когда на Руси насаждалось христианство. Священники иронически использовали их, чтобы выставить в несуразном, невыгодном свете своих конкурентов – волхвов и кудесников, которые часто проводили время именно за такими занятиями. Понять истинное значение этих действий служители Церкви не смогли, да и не особо старались, представляя дела волхвов бесполезным занятием и бесцельным времяпрепровождением. Поэтому упор делался на то, что, мол, «волхвы лишь бездельничают и другим в работе препоны ставят, а мы, рабы божьи, денно и нощно трудимся во славу Бога». Каковым же было истинное значение этих выражений? Зачем волхвы тратили силы и время на такие, казалось бы, бесполезные занятия? Вот это мы сейчас и узнаем.
Первая поговорка, исконный смысл которой мы попытаемся понять, звучит так: «толочь воду в ступе». Испокон веков вода была для человека самым важным даром природы и самой большой загадкой. Из воды вышла жизнь, она может творить и разрушать, сохранять и переносить информацию. За много лет до нашей эры первобытные люди замечали, что какие-то источники могут дарить исцеление, а какие-то, наоборот, пробуждают болезнь. Несколько позже шаманы и жрецы установили, что вода может иметь и мистические свойства. Современные исследования показали, что вода – это неисчерпаемый источник информации и оттого, какая именно информация содержится в воде, зависит жизнь человека. Ведь и сам человек состоит из воды на 70-80 %. Сейчас появилось много теорий об информационном поле воды, ее способности впитывать и запоминать любую информацию, а потом передавать ее другим. С давних пор существуют и народные поверья о живой и мертвой воде, о способности святой воды исцелять недуги, о способах наговора на воду, который может сделать животворящую жидкость как целебной, так и несущей болезнь и горе. Если принять во внимание эти теории, можно найти скрытый смысл в древних поговорках.
Зачем же было толочь воду в ступе?Collapse )
размышление

10 романов, действие которых происходит в уединении от мира или в замкнутом пространстве!

1. Уильям Голдинг — "Повелитель мух"

Подлинный шедевр мировой литературы. Странная, страшная и бесконечно притягательная книга.
История благовоспитанных мальчиков, внезапно оказавшихся на необитаемом острове.
Философская притча о том, что может произойти с людьми, забывшими о любви и милосердии.
Гротескная антиутопия, роман-предупреждение и, конечно, напоминание о хрупкости мира, в котором живем мы все.
Все это - "Повелитель мух", книга, которую можно перечитывать снова и снова.

2. Джоанн Харрис — "Джентельмены и игроки"

Привилегированная школа Сент-Освальд всегда славилась безупречным порядком и исключительным благонравием. Трудно даже представить, что здесь может произойти нечто дерзкое, возмутительное, вопиющее. Однако это происходит. Начинается с каких-то мелких недоразумений, но постепенно события нарастают как снежный ком. Против Сент-Освальд ведется тайная война, ведущая к ее полному разрушению. И никто не знает, что корни происходящего уходят в прошлое, когда страдающий ребенок твердо решил отомстить школе за свое унижение.

3. Алекс Гарленд — "Пляж"

Роман-антиутопия талантливого английского писателя А.Гарленда о самосознании наших молодых современников, выросших в городских джунглях в условиях глобальной коммерциализации мира.
Архетипический мотив поисков земного рая, его обретение и разрушение обнаруживают внутреннюю противоречивость и духовный трагизм `поколения без иллюзий`.
Сочетание серьезной проблематики с сюжетной динамикой, оригинальность стилистических решений делают книгу Гарленда достойной внимания широкого круга читателей.

4. Герберт Уэллс — "Остров доктора Моро"

Легендарный роман "Остров доктора Моро" - захватывающая история талантливого ученого, проводящего на затерянном острове пугающие биологические эксперименты. Великий учёный и вивисектор не может реализовать своих возможностей в Лондоне, а за жестокое обращение с животными и зверские опыты над ними изгоняется на остров, где воплощает в жизнь свою мечту — превращает животных в людей и создаёт новое общество — общество зверолюдей. Одно из творений убивает творца и взбунтовавшиеся зверолюди постепенно возвращаются к животному состоянию, а затем вымирают.

5. Аркадий Стругацкий и Борис Стругацкий — Отель "У погибшего альпиниста"

Действие происходит в горах в некой европейской стране. Полицейский инспектор Петер Глебски, от имени которого и ведётся повествование, приезжает провести отпуск в небольшой отель «У Погибшего Альпиниста», где всеми делами заправляет хозяин Алек Сневар и помощница Кайса. На третий день после прибытия весь отель просыпается от звука лавины, которая ночью перекрыла «Бутылочное горлышко», единственный выезд из ущелья, где расположен отель. Телефон также не работает, и отель таким образом оказывается отрезанным от окружающего мира...

Collapse )
размышление

Лукоморье: правда или вымысел.

Лукоморье в славянской мифологии. Википедия.

Значение слова «Лукоморье» — изгиб морского берега. Сравните «лук» (для стрельбы), излучина (реки), лука (седла).

Согласно славянской мифологии,Лукоморье — заповедное место на окраине вселенной, где стоит мировое древо — ось мира, по которому можно попасть в другие миры, так как его вершина упирается в небеса, а корни достигают преисподней. По мировому древу спускаются и поднимаются боги. В этом смысле Лукоморье упоминается в зачинах народных заговоров и молитв.

Иногда Лукоморьем называли древнее Северное царство, где люди впадают в зимнюю спячку, чтобы проснуться к возвращению весеннего Солнца — такая трактовка зафиксирована в исследованиях Н. М. Карамзина, А. Н. Афанасьева и А. А. Коринфского.

В русской литературе широкую известность приобрели первые строки поэмы Пушкина «Руслан и Людмила» «У лукоморья дуб зелёный…».

Комментаторы текстов Пушкинского Лукоморья пытаются отыскать это место на географических картах.

Лукоморье как географическое название встречается в ранних западноевропейских картах (Г. Меркатор, 1546; И. Гондиус, 1606; И. Масса, 1633; Дж. Кантелли, 1683, Витзен 1714 г.).
«Lucomoria», обычно, обозначает территорию, прилегающую к правому (восточному) берегу Обской губы по соседству с Обдорой, которая находится ниже.

Как правило Обская губа изображалась вытянутой до среднего течения Оби, отсюда традиция древних картографов фиксировать страну «Lucomoria» в районе современной Томской области. Они, скорее всего, опирались на словесное описание в «Записках о Московии» Сигизмунда Герберштейна, где говорилось, что Лукоморье расположено «в горах по ту сторону Оби», «…а из Лукоморских гор вытекает река Коссин…

Вместе с этой рекой берет начало другая река Кассима, и протекши через Лукоморию, впадает в большую реку Тахнин», в то время как Николас Витзен, опубликовавший свою «Carte Novelle de la Tartarie» в XVIII веке, располагал графическим материалом. На его карте длина Обской губы соответствует действительности, и поэтому «Lucomoria» — обозначение самого залива Карского моря.

Данные Меркатора-Витзена позволяют рассматривать Лукоморье как древнее название Обской губы. Косвенным подтверждением тому может быть тот факт, что Матвей Меховский в своем Tractatus de duabus Sarmatiis («Трактат о двух Сарматиях», 1517 г.) уверенно отождествлял половцев с готами, что не согласуется с установившимися в науке представлениями, но полностью отвечает приполярной версии локализации Лукоморья.

В качестве региона Лукоморье упоминается как одно из мест обитания половцев и в древнерусских летописях. Ведь половцы в разных древних летописях именовались «лукоморцами», а это значит, что известная легенда об их полярной прародине находит шанс для своего объяснения.

В «Слове о полку Игореве» лукоморье упоминается возле излучин Азовского и Чёрного морей и низовья Днепра.

Ну а теперь, внимание, корелы и поморы! Н.В.Левашов утверждает, что это мы живем в пушкинской сказке - на территории Лукоморья!



Из фотографии береговой линии побережья Белого моря видно,что она напоминает форму лука.

Отрывок из книги Николая Викторовича Левашова « Зеркало моей души».
…Итак, я впервые оказался в Архангельске, на русском Лукоморье, на берегу Белого моря, на землях знаменитых поморов. Оказывается, Лукоморье из сказок А.С. Пушкина существовало не в сказках, а в реальности.

Collapse )
размышление

«Откровенный разговор о культуре». Заметки русского писателя Юрия Бондарева

Совсем недавно, 15 марта Юрию Бондареву исполнилось 90 лет. Юбилей прошел как- то незаметно, со стороны наших СМИ ажиотажа по этому поводу не наблюдалось. В последнее время существуют другие приоритеты в новостных лентах. Предпочтение отдается второсортным зарубежным писателям или диссидентам, "страдальцам" за свободу слова, а о  русских писателях, по- настоящему талантливых и до сей поры здравствующих - ни слова. Ни передач, ни юбилейных вечеров... Впрочем речь ни об этом. Существуют еще, слава Богу, издания, где настоящих писателей не забывают и дают возможность выразить свое мнение.

Итак, статья Ю. Бондарева  - "Откровенный разговор о культуре".

"Правда и красота самой жизни суть выражение духа существования. Во всех придуманных красотах выпирает циничное вожделение покорить неискушённого читателя, но завоевания эти наивны, противоречат естеству и недолговечны. Однако мы ещё готовы удивиться, что титулованные фальшивомонетчики от искусства до сей поры не изловчились унести всю правду в туманную благодать лжи, пришив к нечистым лопаткам грязные крылья демангелов.

Мы не очень удобно живём в состоянии разочарования, где правят хохочущий скептицизм и усмешливая ирония. Сегодняшняя сиюминутная культура, опутанная сетью рыночных отношений, уже не имеет права встать рядом со значимостью слова в период с 40-х до конца 80-х годов минувшего века, невзирая на хитроумные попытки конформистов облагородить её определением «русской литературы».

Как это ни печально, сознание молодого человека задавлено криминальными сюжетами, назойливо текущими с экранов телевизоров, разнорасцвеченными шоу низкого вкуса, болтовнёй антидискуссии и, конечно, неизбывной информацией об убийствах, самоубийствах, насилиях, педофилии, воровстве, самых свежих уличных и квартирных катастрофах.

И создаётся впечатление, что миллионам доверчивых соотечественников читают намеренно и настойчиво бесконечный, ужасающий роман о жестоком человеческом падении, точнее — руководство для некрепких умов, развращая читателя ничтожной скудостью мысли, цинизмом геростратоподобных гробокопателей истории. Мы же, слабо сопротивляясь нашествию толпы беззастенчивых «творцов», разрушению неоценимо прекрасного, созданного в пространстве художественной мысли своей страны, будто молчаливо соглашаемся с вознесённой авангарднейшими новаторами формулировкой торгашеского дня: «рыночное общество и деньги», где несокрушимое денежное засилье по-рабски забирает человека в заложники.

Гениальный художник и мыслитель Шолохов в «Тихом Доне», романе, насыщенном людскими страстями, взлётами и падениями судеб, трагедийной и самоотверженной любовью и ненавистью, утверждает, что революция не предаёт человека, не берёт в выгодные должники, что искусство не противоречит революции, а революция не противоречит искусству. На грешной земле, где мы живём, этот постулат в нашем сложном нынешнем бытии не полностью абсолютен.

Каждый из нас кому-то за что-то должен и перед кем-то за что-то виноват. Иногда без боли в душе не можем вспомнить: кому, за что и перед кем. Быть может, в крайний час с угрызением совести и исповедальной радостью мы вспомним на строгом суде, когда предстанут перед вечностью все нравственные долги наши. Всегда ли мы думаем, что единственная жизнь подарена нам без допусков плюс-минус, а поэтому без иронии надобно быть верным материнской колыбели и нашей многотрудной профессии, её долгу и памяти ради сохранения правды времени?..

ВСЯКОМУ ОБЩЕСТВУ никогда не мешали классические «провидцы» и «пророки», коли они аккуратно несли истину народа к народу. Что касается писательской оценки моральных болезней, когда общество начинает лихорадочно температурить, то здесь сигналы предупреждений должны бы исходить в первую очередь от интеллигенции.

Collapse )

Японские хокку об осени

Осенью  настроение  у меня переменчивое как и сама погода. Только радовалась буйству красок. И вот буквально за один день облетели все листья с деревьев в саду,  лес стал серым. Один виноград  держится, еще не собраны его гроздья, поэтому, наверное, изо всех сил терпит дорогой. И только хорошая поэзия может спасти от осенней хандры...

Басе

"Осень уже пришла!"-
Шепнул мне на ухо ветер,
Подкравшись к подушке моей.

* * *

Как свищет ветер осенний!
Тогда лишь поймете мои стихи,
Когда заночуете в поле.

* * *

И осенью хочется жить
Этой бабочке: пьет торопливо
С хризантемы росу.

* * *

Цветы увяли.
Сыплются, падают семена,
Как будто слезы...

* * *

Праздник осенней луны.
Кругом пруда и опять кругом,
Ночь напролет кругом!

* * *

Важно ступает
Цапля по свежему жниву.
Осень в деревне.

* * *

Красное-красное солнце
В пустынной дали... Но леденит
Безжалостный ветер осенний.

* * *

Белее белых скал
На склонах каменной горы
Осенний этот вихрь!

* * *

Бабочкой никогда
Он уже не станет... Напрасно дрожит
Червяк на осеннем ветру.

* * *

Уж осени конец,
Но верит в будущие дни
Зеленый мандарин.

* * *

Вместе с хозяином дома
Слушаю молча вечерний звон.
Падают листья ивы.

* * *

Опала листва.
Весь мир одноцветен.
Лишь ветер гудит.

* * *

Collapse )

размышление

Афоризмы Льва Шестова

Быть непоправимо несчастным — постыдно!

Никакая наука, ни одно искусство не может дать того, что приносит с собою тьма

Новые мысли, даже собственные, не скоро завоевывают наши симпатии.

Нужно сперва привыкнуть к ним.

Нравственные люди — самые мстительные люди.

Люди ужасно экономные и жадные существа. Им хочется побольше знать и покупать свои знания возможно дешевле.

Нужно выслушать человека таким, каков он есть.

Нужно искать того, что выше сострадания, выше добра Нужно искать Бога

Нужно, чтобы сомнение стало постоянной творческой силой, пропитало бы собой самое существо нашей жизни.

От смешного до великого тоже только один шаг.

Отрыжка прерывает самые возвышенные человеческие размышления. Отсюда, если угодно, можно сделать вывод, но, если угодно, можно никаких выводов и не делать.

Образованным, много читающим людям нужно постоянно иметь в виду, что литература — это одно дело, а жизнь — другое.

Очень оригинальный человек часто бывает банальным писателем и наоборот.

Очень часто мы высказываем представляющееся нам сомнительным суждение в категорической форме и даже настаиваем на его несомненности.

О философах еще никто ни разу не сказал: нанятая совесть. Почему?

Писатель подобен раненой тигрице, прибежавшей в свое логовище к детенышам.

Поскребите русского, и вы найдете татарина.

Привычка к логическому мышлению убивает фантазию.

Человек часто хочет, но не может.

Человек настолько консервативное существо, что всякая перемена, даже перемена к лучшему, пугает его

Пушкин умел плакать, а кто умеет плакать, тот умеет и надеяться.