?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: архитектура

«Тут все соединилось…»

«… Что уцелело, что дошло до нас?
Два-три кургана, видимых поднесь…
Да два-три дуба выросли на них,
Раскинувшись и широко и смело
Красуются, шумят, - и нет им дела
Чей прах, чью память роют корни их…»
Ф. Тютчев

Дворянская усадьба в Черноземном крае – словно бы русский подарок мировой культуре. Выдающийся отечественный мыслитель Иван Ильин исторически точно объяснят истоки благодатной «избранности» Черноземья. «Тут все соединилось: и этот крепкий, строгий климат с его большими колебаниями и бурными порывами; и ласковый, мечтательно - просторный ландшафт; и столетний отбор крови и государства; и непосредственная близость к простонародной стихии; и досуг помещичьей усадьбы с ее культом родовой, наследственной традиции служения…»

Усадебная Русь – здесь естественным образом сочетались поэзия и грубость жизни, труд и праздность, соха и клавесин, счастливо роднились художник и земледелец. Едва ли не каждая усадьба, сохранись она, могла бы стать настоящим музеем дворянского и крестьянского быта.

Два основополагающих сословия русской нации – крестьянство и дворянство – дали главные начала и токи экономике и культуре страны, отечественной цивилизации, русскому космосу; духовное сословие разумеется само собой, но туда часто шли и из крестьян и из дворян. На просторах крестьянско – дворянской Руси разворачивались и хлебная страда пахаря, и ратная страда служилых людей, и вольное занятие дворянина; здесь и крестьянская песня, и дворянская библиотека; здесь незримые и зримые война и мир, поле разобщенности и вражды и поле кровного единства.

Усадьба – запечатленный образ дворянского бытия, нерасторжимого с крестьянским, здесь сходились высокопрофессиональное искусство и народная культура; здесь все, начиная с народной речи, пословицы, песни и сказки или риги и брички, изготовленной руками дворовых, и завершая полотнами известных и безызвестных мастеров, потолочными плафонами, садовыми скульптурами и резными беседками, - все это свидетельствовало о красоте, а еще об основательной оседлости, корневом чувстве малой родины. Человек, живший на обустроенной им и его родными земле, в доме, в котором прожили несколько поколений его предков, как бы обретал энергию прошлого, фамильные портреты не просто взирали со стен, но словно бы спрашивали: «А как ты продолжаешь родовую традицию, чем ты украсил окрестный мир?»

От усадеб, их парков, прудов, зданий, от церковных куполов и колоколов шла незримая благодатная для природы и человека сила, и вся окрестная земля как бы полнилась благодатными токами – от села к селу, от усадьбы к усадьбе.


Родовая усадьба дворян Говорухо – Отроков

История проходит через Дом человека,
через его частную жизнь.
Не титулы и ордена или царская милость,
а «самостоянье человека»
превращают его в историческую личность»
Ю. М. Лотман


На просторах Черноземья было немало усадеб – богатых и весьма скромных. И судьба многих из них связана с именами их владельцев – людей значительных в истории и культуре России.

Такими были дворяне Говорухо - Отроки, чья усадьба располагалась в слободе Таврово, Белгородского уезда, Курской губернии. Это люди неординарные, игравшие заметную роль не только в общественной жизни Белгорода и уезда, но и всей Курской губернии и даже России. Были в роду Говорухо - Отроков военные, городничий, писатель, кандидат права, председатели уездной земской управы и депутаты земского собрания. Дворянам принадлежали обширные владения в Белгородском уезде.

До наших дней сохранился дом помещиков. Отмеченный многочисленными перестройками, он и сегодня не потерял своего индивидуального облика провинциального помещичьего дома в скромных классических формах. Высокие потолки, деревянная лестница, лепные плафоны и карнизы все еще хранят старинный дух помещичьего особняка. Сохранились пруд, липовая и кленовая аллеи, но уникальный парковый комплекс, к сожалению, до наших дней не сохранился.
В имении прошли детские годы Юрия Николаевича Говорухо – Отрока - писателя, литературного и театрального критика, публициста и философа, свободно чувствовавшего себя во всех жанрах печатного слова. Сформировавшись в 90- е годы 19 века как представитель позднего славянофильства, Говорухо – Отрок критиковал в своих статьях западный путь развития цивилизации за отсутствие положительных духовных ценностей, нравственных устоев, которые, по его мнению, сохранились в России.

Юрий Николаевич Говорухо - Отрок

Последним владельцем усадьбы был Михаил Яковлевич Говорухо – Отрок – рачительный хозяин и патриот своей страны. 
Михаил Яковлевич Говорухо - Отрок

 Его имение было одним из лучших в Курской губернии. В вышедшем в Петрограде в 1916 году солидном издании «Сведения о некоторых российских хозяйствах», содержащих сведения о 300 образцовых Российской империи, имеется и характеристика хозяйства М. Я. Говорухо – Отрока:
«Имение Таврово Михаила Яковлевича Говорухо – Отрока в Белгородском уезде в 9 верстах от станции Белгород…

Земли: 650 десятин, из них пахотной – 480, леса дубового – 100, сенокоса – 40 десятин. Почва- глубокий чернозем.

Разводится пшеница – даттель, рожь – петкусская, овес- шведский, селекционный, сахарная свекла от Шебекинского завода , просо- красное, подсолнечник – грозово белый, продавался для крестьян.
Скот рабочий: лошадей – 30 голов, молочных коров – 20 голов симментальской породы, свиньи – 60 голов бекширы, овцы – 20 голов романовской породы.

Лошади: чистокровный першерон – 1, 10- 15 маток, жеребята продаются по 500- 750 рублей.
Куры: плимут- рок, фавероль, оргинтоны, утки – пекинские, гуси - тулузские, эгиденские.
В прудах караси для своих надобностей»

Много времени отдавал М. Я. Говорухо – Отрок и общественной работе. Он избирается председателем Белгородской уездной и Курской губернских земских управ, почетным мировым судьей, членом Государственной Думы. К списку его заслуг следует отнести устройство телефонной линии на Белгородчине.

Из рассказов старожилов села Таврово мы узнали одну очень интересную историю: они считают, что литературный герой известной повести Бориса Лавренева «Сорок первый», и одноименного художественного фильма режиссера Григория Чухрая (ставшего, кстати, классикой русского кинематографа), Вадим Николаевич Говорухо – Отрок – это никто иной, как сын помещика, одного из владельцев усадьбы. Это романтическая баллада о трагической любви простой рыбачки Марютки, сражавшейся в рядах Красной армии, и интеллигентного офицера – белогвардейца Говорухо – Отрока. Как оказалось, эта легенда имеет под собой реальное основание. Вадим Николаевич Говорухо – Отрок действительно был внуком генерал - лейтенанта Александра Николаевича Говорухо – Отрока, одного из владельцев усадьбы. Большую часть времени он жил в Санкт – Петербурге, а в имение приезжал летом. Как и большинство представителей этого дворянского рода, служил в царской армии. Был убит во время гражданской войны, когда шел с донесением к генералу Деникину. Писатель Борис Лавренев взял его в качестве прототипа героя повести. Офицер поразил его своим мужеством и благородством.
   После революции дворяне вынуждены были эмигрировать (предположительно во Францию), их родовое имение было разграблено, часовня разрушена. 
  Сегодня мы вспоминаем несправедливо забытые имена, по крупицам восстанавливая историю усадьбы. Ведь сыновнее внимание к прошлому земли родной и есть те генетические истоки и нашего достоинства, и нашей чести… И хочется верить, что дом помещиков Говорухо - Отроков в недалеком будущем станет историко - культурным центром села.

Пруды русских усадеб

Взаимоотношения природы и человека складывались веками. Сады и парки стали частью этих взаимоотношений, элементом культуры, в которой, по словам Д. С. Лихачева, «облагороженная природа идеально слита с человеком». Идеально для каждого этапа человеческой истории, для каждого творца садово-паркового произведения. Такими произведениями искусства можно назвать сады и парки русских дворянских усадеб, ныне, как правило, находящиеся в запустении. И, конечно же, непременным, прелестным атрибутом традиционной усадьбы был пруд.

Вот как пишет известный исследователь усадебной культуры М. Звягинцева о назначении прудов в усадебном парковом комплексе: «Усадьба – это особый организм, модель культуры, которая выстраивается в пространстве как архитектурная модель мира. В этом ее всеобъемлющее воздействие на душу человеческую. От хозяйского дома начинается “движение в природу”, которое ”обеспечивается” построением садово-паркового комплекса согласно классицистическому принципу трехслойного пространства. На переднем плане, перед домом размещался регулярный партер, служащий для постепенного перехода от форм архитектуры к ее природному окружению. На втором плане находились река или пруд, а третий план раскрывался как живописное полотно, представлявшее широкую панораму естественного окружения усадьбы».

Любой садовый пруд, независимо от его размеров и стиля, создавал настроение для спокойных раздумий. Выбор стиля и конфигурации становился результатом личных предпочтений дворян, при этом учитывалось местоположение будущего водоема. Существовало два основных стиля садового пруда: регулярный (правильной формы) и ландшафтный (произвольной формы). Каждый уважающий себя владелец поместья считал долгом вырыть или обустроить в своем парке водоем, который выявлял личность хозяина, его характер, привычки, склад ума.

Так, например, в репрезентативной дворцовой усадьбе, демонстрирующей престиж своего владельца, посещение прудов входило в часть прогулочного маршрута, парки таких усадеб, создавались профессионалами, все было создано для того, чтобы удивить гостей, произвести незабываемое впечатление и назначение прудов, соответственно, было особенным. Таким был пруд усадьбы в селе Хомутовка Курской губернии.

Усадебный дом-дворец не случайно располагался на берегу большого паркового пруда. Словно отражение мечты об идеальной жизни, он задумчиво смотрелся в его темные воды…
На берегу была устроена уютная скамейка, сидя на которой можно часами любоваться открывающимся дивным видом. Вид на пруд и опушку леса, открывающийся из окон дома, особенно прекрасен в солнечный осенний день, когда багряными и золотыми оттенками загораются верхушки кленов, берез и осин, оттененных темной хвоей елок.

Дом четко сориентирован по сторонам света, благодаря чему его главный западный фасад освещен вторую половину дня (время приема гостей) до последнего луча солнца. Дворец окружал живописный ландшафт: к западу и юго-западу от дома располагались пруды - Верхний (с двумя островами) и Нижний; к востоку и северу – старинный парк. Существовали еще два пруда, которые со временем высохли. От главного дома аллеи и тропы вели в центр парка, где неожиданно открывалась голубая чаша Малого паркового пруда с тремя островами, на которых плакучие ивы, опустив свои ветви-косы, внимательно глядят на свое отражение… Прогулка вокруг Малого пруда оставляла незабываемые впечатления от меняющихся с каждым шагом театральных декораций. Посаженные по берегу чередующиеся дубы и ивы, как бы взявшись за руки, водят свой языческий хоровод… Благодаря оригинальной форме и особому расположению пруда, несколько видовых точек создают эффект различных примет одного водоема: «встреча», «расставание», «грусть», «торжество», «сюрприз», «ностальгия»…

Я помню ясный, чистый пруд;
Под сению берез ветвистых,
Средь мирных вод его три острова цветут;
Светлея нивами меж рощ своих волнистых,
За ним встает гора, пред ним в кустах шумит
И брызжет мельница. Деревня, луг широкий,
А там счастливых дом… туда душа летит,
Там не хладел бы я и в старости глубокой!..
Е. Баратынский.

В загородных сезонных усадьбах были популярны всевозможные увеселительные прогулки. В такую усадьбу уезжали дворяне, если не складывалась жизнь в городе, что-нибудь не ладилось на службе... Интимность уклада жизни, праздность, чувство комфорта, ощущение удовольствия, расслабленности - вот основные функции этой усадьбы. Одним из самых любимых развлечений в такой усадьбе было путешествие на лодках по прудам парка. Были водоемы, специально вырытые и обустроенные для купания членов помещичьей семьи и их гостей. На берегу озер и прудов устраивали пасторальные беседки, места уединения, где хозяева могли, глядя в мерцающую гладь воды предаться ностальгии, поразмышлять о смысле жизни, о вечных вопросах…

Русская провинциальная среднедворянская усадьба. Здесь основное назначение прудов - чисто практическое – разведение рыбы. В Фетовской усадьбе в Воробьевке было, например, несколько прудов, предназначенных для этих целей. Один пруд сохранился до наших дней. Местные жители называют его рыбной сажалкой.

Пруд в с. Таврово Белгородского уезда Курской губернии (ныне Белгородская область) входил в часть паркового комплекса усадьбы помещиков Говорухо – Отроков и был вырыт сразу для нескольких целей: это и купание помещичьей семьи, и разведение карасей «для своих надобностей», и источник воды, в случае лесного пожара, так как водоем окружен лесом. В последнее время, когда участились лесные пожары, многие вспомнили еще и об этом важном предназначении усадебных прудов. Пруд питали многочисленные родники, некоторые из них сохранились до сих пор. Вода была наичистейшая, поэтому разводить там рыбу не составляло никакого труда.

Конечно, такое разделение прудов чисто условное. Владельцы могли использовать их в зависимости от своего материального положения, изменяющихся наклонностей и увлечений.

Говорят, что у воды есть память - она сохраняет черты однажды растворенной в ней материи. Старые усадебные пруды и озера - тут переплелись материя власти, богатства, материя ностальгии; материя человека, который насытившись суетой, спорами, решил создать свой собственный мир, без властителей; божественные мотивы гениальных произведений искусства, созданных на их берегах; здесь и пылкая страсть молодости, и длинная, теплая осень жизни…

Все это хранят заброшенные ныне, заросшие тиной дворянские пруды.

Источники:

1. Веденин, Ю.А. Русские дворянские усадьбы и их роль в возрождении культурного ландшафта России/ Ю. А. Веденин // Русская усадьба. – Вып. 1(17). – М.: 1994. – 240 с
2. Звягинцева М.М. Русская усадьба как культурно – исторический феномен. Автореферат дисс. канд. культурологии./ М. М. Звягинцева – СПб, 1997. – 175 с.
3. Злочевский, Г.С. Памятники отечества. Мир русской усадьбы/ Г. С. Злочевский – М. : Образование, 1995. Известия Курского губернского общества краеведения. Вып. 6. – Курск. – 1928

Помещичья усадьба

Стабильные высокие доходы дворянству приносили только должности в высоких органах государственной власти, поэтому главной экономической опорой для большинства из них было поместье. Даже в середине XIX века около 90 % потомственных дворян были помещиками.

Прежде чем говорить о помещичьей усадьбе, необходимо объяснить понятия вотчина, имение и усадьба. С XIV века вотчина, то есть земля принадлежавшая семье издревле, и поместье – земля, пожалованная царем за службу, - слилось в понятие имение или поместье. Поместье – имение нельзя смешивать с усадьбой, которая включала в себя не все землевладение помещика, а лишь помещичий дом с примыкающими строениями.

Расцвет усадебной культуры длился всего один век. Она началась в 1762 году после опубликования Петром III Манифеста «О вольности дворянства» и стала перерождаться после Манифеста Александра II в 1861 году «Об освобождении крестьян». Этому периоду предшествовали боярские вотчины и дворянские поместья XIV – XVII веков. Доподлинно известно, когда появилась на русской земле первая усадьба. Это была усадьба гетмана И.С.Мазепы в юго-западной части Курского края в селе Ивановское. Возникнув как жилой и хозяйственный комплекс вотчинника, усадьба постепенно превращалась и в культурный центр, включавший в себя традиции семьи и рода, культуру дворянскую и крестьянскую, культуру города и провинции, культуру России и Запада.

Усадьба открывала огромные возможности для проявления личных вкусов владельцев в архитектуре усадебного дома, разбивке садов и парков, создании художественных, научных и иных коллекций, в собирании фамильных архивов и библиотек.

Усадьбы можно условно разделить на три категории. К первой относятся роскошные поместья с грандиозными дворцами, выстроенными по проектам лучших архитекторов, с театрами, «эрмитажами», великолепными «регулярными» парками, прудами, памятниками и статуями… В сохранившихся до наших дней усадьбах – Кускове, Останкине, Архангельском, Марьино – и сейчас посетители чувствуют себя как в прекрасном музее, где все подчинено поклонению несравненному искусству.

Ко второй категории относятся более скромные усадьбы, без особых затей, но зато приспособленные для удобного и спокойного житья. Барский дом часто возводили малоизвестные или даже крепостные архитекторы. Его план соответствовал потребностям широкого домашнего быта, и забота об уюте пересиливала стремление к великолепию. Вот как описывает Салтыков – Щедрин в своем романе «Пошехонская старина» дом помещика средней руки: «Дома почти у всех были одного типа: одноэтажные, продолговатые, на манер длинных комодов… в шести - семи комнатах такого четырехугольника, с колеблющимися полами и нештукатуреными стенами, ютилась дворянская семья, иногда очень многочисленная, с целым штатом дворовых… О парках и садах не было и помина… сзади дома устраивался незатейливый огород…» Процесс дробления имений при наследовании привел к тому, что мелкопоместных помещиков в России было 40% от общего числа.

И наконец, совсем небогатые усадьбы, строившиеся по проектам и приказаниям самого барина.

Каждую весну, как только после весенней распутицы устанавливались более или менее сносные дороги, начиналось «великое переселение» дворян из города в деревню. Помещики спешили отправить письма приказчикам с требованием выслать за ними лошадей, лишь толь дороги «поправятся». Перед отъездом совершали молебен, после которого хозяева прощались с приехавшими проводить их родственниками и друзьями, с дворней, остающейся стеречь господский дом. В деревню дня за три до переезда отправляли обоз с сундуками и часть прислуги, остальные люди сопровождали хозяев. На несколько часов раньше господ выезжала большая бричка с кухней и поваром, чтобы приготовить обед на привалах и ужин на ночлегах. За ней следовали барские кареты и коляски, затем шел обоз с багажом и всякими городскими покупками.

Обыкновенно свой дом помещики строили из очень толстых дубовых брусьев, а первый этаж, где располагались кладовые, был каменным. Помещик предусматривал все необходимые комнаты: лакейскую, залу, гостиную, спальню, уборную, столовую, детскую, кабинет; было еще место для буфета, просторной кладовой и сеней. В деревенской глуши всегда были рады гостям, и для них имелись чистые комнаты. Для молитвы служила образная.

Помещичий дом располагался так, чтобы с высокого балкона открывался вид на заречные луга, поля, перелески. В зажиточных домах стояла мебель, обитая черной кожи и украшенная золотыми гвоздями, на окнах висели шторы из парусины и ситца. В карты играли за ломберными столами. В моде тогда была мебель, пришедшая с Запада: пате (нечто вроде табурета), канапе (небольшой диван с приподнятым изголовьем), кушетка (диван на двоих, для беседы). Чисто русским предметом мебели был поставец – невысокий шкаф для хранения посуды.

Летом обычный день в дворянском доме распределялся примерно так: обитатели усадьбы вставали рано, часов в семь, а в восемь раскладывали ломберные столы, на них выкладывались тетради и книги и начинался «класс больших детей». По традиции все жившие в усадьбе собирались лишь за обеденным столом. После обеда отдыхали или читали, затем дети шли вместе с прислугой в лес за грибами и ягодами, родители решали хозяйственные дела.

Ради разнообразия объезжали поля, катались на лошадях, устраивали представления. Случались в жизни помещичьей усадьбы события, которые долго потом вспоминали соседи. Это были праздничные балы, именины и, конечно, куда съезжались дворяне со всей округи. Обеды, балы и охота, непрерывно чередуясь целый месяц после свадьбы, веселил не одну сотню гостей.

Осенью, после уборки полей, наступала пора охоты – любимого занятия дворян. Травили зайцев, загоняли волков; лисиц ловили живьем, и, связанных привозили в село. Как велась охота? Егеря - загонщики заставляли гончих собак выследить зверя, те с громким лаем выгоняли его из леса; там на зверя спускали борзых, отличающихся быстрым бегом. Охотники скакали за ним верхом вслед, пока борзые не настигали зверя.. Часто охотники увлекались, так что их застигала ночь, и возвращаться домой было невозможно. Тогда раскидывали лагерь и готовили ужин из пойманной дичи. Картину барской охоты красочно описывает помещик Оболт – Оболдуев в поэме Некрасова «Кому на Руси жить хорошо».

Когда на полях появлялся первый снег, наступало время возвращения в город. За неделю до этого собирали обоз. Сами хозяева ехали не спеша, навещали по дороге родственников, знакомых и гостили у них по нескольку дней.

После реформы 1861 года начинается упадок усадебной культуры. Дворяне вынуждены были отказаться от крупных усадебных комплексов. Многие из них продают свои имения богатеющим промышленникам и купцам. Пример из классической литературы - пьеса «Вишневый сад» А. П. Чехова. Новые и реконструируемые усадьбы напоминают в это время богатые дачи, где уже ценится не внешний блеск и показное великолепие, а интимность, уют, поэтичность, потаенность природного окружения и бытовые удобства.

Усадебную жизнь давно уже не вернуть, но если нельзя восстановить прошлую жизнь, то можно восстановить, отреставрировать сохранившиеся усадебные комплексы. У Н. В. Гоголя есть великолепная цитата об архитектуре: «… пусть же она хоть отрывками является среди наших городов в таком виде, в котором она была при отжившем уже народе. Чтобы при взгляде на нее осенила нас мысль о минувшей его жизни и погрузила бы нас в его быт, в его привычки и степень понимания, и вызвала бы у нас благодарность за его существование бывшее ступенью нашего собственного возвышения…»

Литература
1. Энциклопедия для детей. Т. 5 История России и ее ближайших соседей. Ч. 2 От дворцовых переворотов до эпохи Великих реформ/ Глав. Ред. М. д. Аксенова.- Москва: Аванта+, 2000.- 704 с.
2. Жукова А. .В. Дворянские и купеческие роды России. Полная энциклопедия дворянских и купеческих фамилий царской России./ А. В. Жукова - Ростов н/ Д: Владис: РИПОЛ классик, 2008.- 448с.
3. Федосюк Ю. А. Что непонятно у классиков, или Энциклопедия русского быта XIX века/ Ю. А. Федосюк – Москва: Флинта: Наука, 2002 - 264 с.
4. Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства.- 2-е изд., доп/ Ю. М. Лотман .- СПб: Искусство – СПБ, 2001.- 415 с.
5. Салтыков – Щедрин М. Е. Пошехонская сторона/ М. Е. Салтыков – Щедрин - Москва: Художественная литература, 1973

Род князей Юсуповых очень тесно связан с российской и мировой историей. Он берет свое начало в 7 в. н. э. Далекие предки Юсуповых были современниками великого пророка Мухаммеда. В 10 веке их потомки были правителями в Ираке, Персии, Дамаске, Антиохи, Египте.

В русской истории фамилия рода Юсуповы появилась благодаря князю Дмитрию Сеюшевичу Юсупово- Княжево. Его жена Татьяна Федоровна Коркодинова родила, согласно преданию, только одного сына. Молодой, целеустремленный дворянин Григорий Дмитриевич ( 1676 – 1730) начал свою карьеру при Петре Великом, строил с ним флот, участвовал в Азовских походах, сражался со шведами под Нарвой, Полтавой, Выборгом, а также участвовал во всех реформах царя. За ум и выдающиеся способности царь ценил его.

Зная честность и надежность князя, Петр доверял ему интендантские заботы об армии, позже не раз поручал Юсупову вести расследование о злоупотреблениях и следствие по делу казнокрадов. В 1719 году он возглавлял Канцелярию розыскных дел в чине генерал- майора и за свою верную службу был награжден Александровской лентой. При императрице Екатерине I Григорий Дмитриевич был сенатором, при Петре II – президентом Военной коллегии.

Доблесть и верность была оценена молодым Петром - Григорию Юсупову были дарованы новые богатые вотчины среди которых была слобода Ракитное.

В 1652 году на правом высоком берегу реки Ракита «государевы слуги» Яковлев и Марков построили острог – небольшое укрепление. Из него образовалась слобода Ракитное. Этой землей владели вначале Кочубей, потом Мазепа, затем Князь Меньшиков. С 1729 года вплоть до революции 1917 года слобода принадлежала Юсуповым.

Слобода Ракитная являлась центром управления имениями князя Юсупова, которые находились в Курской, воронежской, Харьковской и Полтавской губерниях. Князь Николай Борисович Юсупов, крупный вельможа четырех царствований ( от Екатерины II до Николая I) владел недвижимым имением в 15 губерниях. Николай Борисович торопился закрепить за собой эти и вновь скупленные земли в составе вотчинного хозяйства. От брака Николая Борисовича с Татьяной Васильевной Энгельгард совершеннолетия достиг только один сын, князь Борис Николаевич. И именно при нем получила дальнейшее развитие усадьба в Ракитном.

Князь Николай Борисович родился в 1751 г. и, получив прекрасное домашнее образование, продолжил его в Лейденском университете. Ему посчастливилось встретиться и с Вольтером, властителем дум «века Просвещения». «Фернейский отшельник», живший не на литературные гонорары, а на доходы от своих собственных фабрик, с похвалой отозвался о молодом князе Екатерине Великой, а молодой человек обучался у великого писателя не сочинению памфлетов, а деловой хватке. Он считался хорошим менеджером, если оперировать современными терминами. В России он управлял сразу несколькими «матушкиными» предприятиями, которые вывел из агонии в рабочее состояние, и те стали приносить немалый доход. Среди этих имений была усадьба в Ракитном.

При Александре I все работавшие на отца дворяне попали в опалу, и с 1802 г. Н.Б.Юсупов оказался не у дел. Он решил навести ревизию в своих обширных, разбросанных по всех стране имениях и пришел к выводу, что его собственное хозяйство весьма запущено. Николай Борисович внимательно изучал основную экономическую литературу того времени. В конце XVIII века основным источником доходов князя был прогрессивный оброк, на который он отпустил своих крестьян. В 1798 г. его доход составил 99724 руб. 64 коп. Юсупов вкладывал в производство значительные деньги, искал способ получения сырья на собственных землях, дабы не быть должником заграничных поставщиков. Общий бюджет князя Юсупова неизменно рос и в иные годы превышал 2 млн. руб., тогда как в казне всей Российской империи в 1815 г. было чуть больше 327 млн. руб. В конце своей жизни Николай Борисович убедился, что он шел по верному экономическому пути. В 20-30 гг. XIX столетия русское дворянство, наконец, созрело для понимания азбучной истины - пора заниматься развитием промышленности в стране, а не разорять крепостного мужика непомерными поборами.

Именно при Борисе Николаевиче Юсупове в центре слободы Ракитное, на возвышенности был построен двухэтажный дворец. Над его проектом работали талантливые столичные архитекторы, среди них выдающийся итальянский архитектор Джакомо Флоренти. Дворец строили шесть лет крепостные князя.

Дворец был разделен на две половины: в одной жили князья, когда приезжали сюда, а в другой жил управляющий имением – Арон фон Менден. В одном из залов дворца находилась огромная библиотека, которая, к сожалению, не сохранилась. Лишь некоторые книги выставлены в экспозиции местного краеведческого музея. Рядом с дворцом располагались две хозяйственные одноэтажные постройки. Возле дворца был большой сад, зоопарк и великолепный цветник.

Парк усадьбы - памятник садово – паркового искусства середины 19 века заслуживает отдельного внимания. С дворцом парк был соединен прекрасной аллей. Основными деревья паркового комплекса – липа, клен, дуб, ива, тополь, груша. До нашего времени сохранилось около 240 деревьев в возрасте от 120 до 150 лет, встречаются дубы, которым уже более 300 лет. В парке расположено три каскадных пруда, вода в которых, благодаря такому расположению очищалась естественным образом. Второй пруд был самым глубоким. В настоящее время парк сохранился, но зарос молодым лесом (липа, ясень, сосна, клен).

Последним владельцем усадьбы Ракитное была княгиня Зинаида Николаевна Юсупова, графиня Сумарокова – Эльстон. Она была рачительной хозяйкой. При ней имение процветало. Все хозяйство состояло из 14 экономий, имеющих свою специализацию. В каждой из них был свой управляющий, назначаемый управляющим имением Г. А. фон Менденом.

Так здесь занимались выращиванием сахарной свеклы, возделывали зерновые, во второй половине 19 века в Ракитянской волости работали 67 ветряных и 4 механические мельницы, маслобойные и механические мастерские, шерстяные заводы, суконная, кружевная фабрики, две ковровые фабрики, кирпичный и сахарный заводы.

Феликс Юсупов неоднократно вспоминает в своих воспоминаниях усадьбу Ракитное. Именно сюда в 1917 году после убийства Распутина ему было предписано направиться на место постоянного пребывания. Здесь его ждали отец, мать и жена Ирина (урожденная Романова). В конце марта 1917 года Ф. Ф. Юсупов был освобожден, и вся его семья вернулась в Петербург. «Накануне отъезда отслужили в Ракитном Молебен…», - пишет он в своих воспоминаниях.

Князь чувствовал, что в имении ему больше не бывать… Мир русской усадьбы, где, как писал Н. Гумилев: «На полке, рядом с пистолетами «Барон Брамбеус и Руссо» - рушился окончательно и бесповоротно.

Семья Юсуповых покинула Россию в апреле 1919 года на борту английского военного корабля «Мальборо» в числе родных и близких вдовствующей императрицы Марии Федоровны. Позже в своих мемуарах Ф. Юсупов напишет: «Покидая родину, мы знали, что изгнанье будет не меньшим из испытаний, но кто из нас мог предвидеть, что спустя 32 года ему все еще не будет видно конца».


После Октябрьской революции громадное богатство Юсуповых досталось большевикам. А именно, ежегодный доход в 1258 тыс. руб., 17 крупных имений, в том числе величественное Архангельское, 8 доходных домов в двух столицах. И еще всякие «мелочи», позволявшие считать Юсуповых богатейшими русскими дворянами. Княжеский род Юсуповых угас, а единственные его потомки - Ксения Николаевна Сфири, урожденная Шереметева-Юсупова, и ее дочь Татьяна Ильинична - проживают в Греции.

Имение Юсуповых было национализировано. В настоящее время в нем размещается вспомогательная школа-интернат, в котором живут и учатся дети из разных городов и сел Белгородской области. В 1994 г. в одной из комнат бывшего дворца был открыт музей князей Юсуповых. Здесь проводятся краеведческие уроки, экскурсии, посвященные истории усадьбы.

Источники:

1. Белгородский краеведческий вестник/ Редкол.: А. И. Папков (отв. Ред.) и др. – Белгород: Изд- во «Везелица», 2005.- Вып. 5.- 158 с.
2. Жукова, А. В. Дворянские и купеческие роды России. Полная Энциклопедия дворянских и купеческих фамилий царской России. / А. В. Жукова.- Ростов н/Д: Владис:М. : РИПОЛ классик, 2008.- 448с.
3. Лотман, Ю. М. Беседы о русской культуре / Ю. М. Лотман. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства.- 2-е изд., доп/ Ю. М. Лотман .- СПб: Искусство – СПБ, 2001.- 415 с.
4. Глинка, Я. В.Одиннадцать лет в Государственной Думе. 1906—1917. Дневник и воспоминания. /Я. В. Глинка.- М., 2001
5. www.yusupov.org/rakitnoe
6. hist-usadba.narod.ru

Усадьба Воробьевка

Усадьба Воробьевка

В десяти километрах восточнее Коренной пустыни находится деревня 1- ая Воробьевка, а в прошлом село Воробьевка, известное как имение русского лирика Афанасия Афанасьевича Фета (1820 – 1892), в котором поэт провел лучшие годы своего творчества.

В начале 19 века Воробьевка принадлежала коллежскому асессору Петру Михайловичу Ртищиву. В 1877 году более чем за 100 тыс. рублей имение было приобретено А. Фетом у его наследников. Воробьевку - эту красивую барскую усадьбу поэт называл «наша микроскопическая Швейцария».
Сразу же он начал приспосабливать ее для жилья в соответствии со своими вкусами. На первом этаже главного дома времени Фета располагались: парадные комнаты – гостиная, столовая; жилые – кабинет поэта, спальня, комната жены поэта; а также сени и коридор, деливший здание на две половины – парадную и жилую.

Верхняя часть дома, которая при Ртищевых представляла собой мезонин и чердак была полностью реконструирована, увеличена высота этажа. В южной части второго этажа, над гостиной, располагалась биллиардная, рядом с ней «верхний» кабинет поэта и ряд комнат для гостей.
Обстановка для дома – мебель, посуда, кактусы были привезена из Степановки (имения в Орловской губернии, которое Фет продал, чтобы купить Воробьевку). Отделочные материалы заказывались в Москве. С наступлением весны в дом переносили растения из оранжереи. «…Нанесли олеандров в цвету, кипарисов, филодендронов и множество цветов», - пишет Фет в своих «Воспоминаниях».

Несмотря на то, что Фет считал имение «Воробьевку» незначительным хозяйством в отличие, как он сам говорил, от «более могучего» хозяйства в его воронежской «Грайваронке», в нем были представлены все основные отрасли хозяйства.

В Воробьевке разводили свиней и поставляли ветчину в Москву. К 1881 году в имении было до ста овец. Из хозяйственных строений дошли до нашего времени амбар для хранения зерна, конюшня и людская.

Будучи практичным помещиком, на противоположной стороне Тускари, к югу от усадьбы, Фет построил хозяйственный хутор, которому он придавал большое значение.

Любил поэт и свой парк, свои тополя, липовые аллеи – весь этот тихий красивый уголок, куда не долетал «ни крик глупцов, ни подлый их разгул». Под его влиянием он весь погружался в поэзию.

Летний вечер тих и ясен;
Посмотри, как дремлют ивы;
Запад неба бледно-красен,
И реки блестят извивы.

В Воробьевском парке было несколько прудов, один из которых в центральной части сохранился до наших дней. Старожилы села называют этот пруд рыбной сажалкой. Южнее пруда на круглом острове находилась обводненная ротонда, которая не сохранилась. К западу от главного дома располагался сад, в котором выращивали яблони и вишни. За садом располагалась теплица, где выращивали экзотические для тех времен растения: арбузы, дыни, крымский виноград и др.
В мае в воробьевском парке отцветала сирень и зацветала жимолость, акация, каштаны и розы… В парке был посажен каштан, привезенный Фетом из имения Тургенева Спасское – Лутовиново.

В России существовало три вида усадеб. Первая - репрезентативная дворцовая усадьба - демонстрация престижа владельца, его власти, должности, общественного положения.
Второй вид - так называемые загородные сезонные усадьбы. Их назначение - всевозможные увеселительные прогулки, досуг, отдохновение. В такую усадьбу уезжали дворяне, если не складывалась жизнь в городе, что-нибудь не ладилось на службе... Идея ее - в противопоставлении города и деревни, города и досуга.

Третий вид - русская провинциальная среднедворянская усадьба. Это усадьба, окруженная деревней. Здесь пахота, здесь сев, уборка и обработка урожая, забота о его сбыте. Именно такой была усадьба Фета в Воробьевке. Здесь польза и красота - то, что Афанасий Фет определил словами «смена труда и праздного веселья». Это была «трудовая» усадьба, потому что надо было иметь с нее доход, уметь организовать работу и сбыт продукции.

Как примирить поэзию с прозой жизни? Возможно ли это? Афанасий Фет писал: «Жизнь есть гармоничное слияние противоположностей и постоянной между ними борьбы: добрый злодей, гениальный безумец, тающий лед. С прекращением борьбы и с окончательной победой одного из противоположных начал прекращается и самая жизнь как таковая». Он неутомимо искал счастья в прозе жизни. Тяготился военной службой, но служил.

И вот, наконец, он вернулся к родной земле. И она с такой силой притянула его к себе, что он стал рачительным хозяином. Город для поэта был миром службы, долга, несвободы; усадьба миром свободы, природы, семьи, миром чувств.

Не случайно, что именно Воробьевский период был исключительно плодотворным для поэта. После долгого перерыва Фет вновь стал создавать оригинальные стихотворения. Они публиковались выпусками под названием «Вечерние огни». В это же время он занимается переводами. В 1890 году вышли в свет два тома мемуаров поэта «Мои воспоминания».

Усадьба вдохновляла многих великих людей, посещавших ее: философа В. С. Соловьев, Л. Н. Толстого, первого биографа Фета Н. Н. Страхова. Поэт Я. Полонский оставил около десяти написанных маслом видов усадьбы… Воробьевка произвела неизгладимое впечатление на П. И. Чайковского. «…Что за дом, что за парк, что за уютное убежище для стареющего поэта… Что за очаровательный уголок эта Воробьевка! Настоящее жилище для поэта», - писал он восторженно.

Афанасий Фет прожил долгую жизнь и, несмотря на все превратности судьбы, всегда умел находить счастье. Поэт называл себя «соглядатаем природы». «Мир во всех своих частях равно прекрасен,- считал он. - Красота разлита по всему мирозданью и, как все дары природы, влияет даже на тех, которые ее не сознают…». Именно под влиянием усадебной жизни он пришел к язычеству, к утверждению радости бытия.

Рукотворный памятник - Воробьевская усадьба - прозябал в безвестности восемь десятков лет. В отличие от находящихся не очень далеко Ясной Поляны и Спасского-Лутовинова, Воробьевка не получила статуса государственного музея-заповедника. После 1917 года в усадьбу поочередно вселяли почту, клуб, магазин, колхозный птичник, мастерские машинно-тракторной станции. Стены фетовских построек выдержали эту напасть.

В настоящее время в этом доме располагается Воробьевская школа, где на втором этаже с любовью создана экспозиция, рассказывающая о жизни и творчестве поэта. В кабинете создана обстановка конца XIX века. Правда, не сохранилось ни одной подлинной вещи Фета. На фасаде здания две мемориальные доски. На них надписи: "В этом доме с 1879 по 1892 годы жил русский поэт, певец родной природы Афанасий Афанасьевич Фет". Усадьба сегодня, безусловно, заслуживает большего внимания, необходима ее реставрация.

С 1986 года каждое лето в Воробьевке, непосредственно в старинной усадьбе, на природе устраиваются Фетовские чтения. Сюда приезжают сотни любителей поэзии, искусствоведы, писатели и поэты. Бывали здесь и потомки А. Фета, ныне живущие за границей.

Источники:
1. Холодова, Е. В. Усадьбы Курской губернии. Историко- архитектурные очерки/ Е. В. Холодова. - Курск: редакция межрегиональной газеты «Славянка»; ТОО «Крона», 1997.- 96с.: ил.
2. Фет, А. А Стихотворения/ А. А. Фет; предисл., сост., коммент. Н. Сидориной.- М.: Астрель: АСТ, 2008.- 185 с.: ил.
3. Фет, А. А. «Сын севера, люблю я шум лесной…». Сборник стихов. Времена года/ А. А. Фет.- М.: «Белый город», 2001.- 11с.: ил.
4. Еремин, В. Н. 100 великих поэтов/ В. Н. Еремин.- М.: Вече, 2006.- 408с. – (100 великих)
5. Фет, А.А. Воспоминания/ А. А. Фет – М.: Дет. лит., 1988.
6 www.geocaching.su
7. www.hist-sights.ru
8. www.onb.kursk.ru
9. www.trud.ru
10. www.seu.ru/members/bereginya

Latest Month

March 2016
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel